Творчество нашего посетителя IGOR KOT

Избранные литературные произведения участников форума

Модераторы: DukeSS, KWAK

Ответить
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
IGOR KOT
Активный участник
Сообщения: 2080
Зарегистрирован: 10-06-2004 13:17
Откуда: Jurmala, Latvia.
Контактная информация:

#121 Сообщение Добавлено: 05-05-2018 11:10 Заголовок сообщения: Re: Творчество нашего посетителя IGOR KOT

Страсти вокруг ночной фотоохоты.


Фотоохота с аквалангом - вещь увлекательная, но заниматься этим делом лучше в одиночку, когда никто и ничто не отвлекает твоего внимания от любимого занятия, никуда не надо спешить и есть возможность спокойно обследовать риф в поисках интересных кадров. Найдя что-то стоящее, можно делать любое количество дублей, не боясь отстать от группы и не опасаясь, что кто-то вот-вот полезет смотреть чем ты тут занимаешься, замутит воду и распугает живность. Да и вообще, ежели уж ты выбрался пофоткать, особенно если сегодня есть что поснимать, хочется пробыть под водой как можно дольше – на сколько воздуха и аккумулятора в фотике хватит.
С точки зрения фотоохоты лично для меня наиболее интересно ночное время. Во-первых живности на рифе по-больше становится – много кто из дневных укрытий повылазил, а во-вторых удачный снимок на фоне чёрной воды красиво смотрится.
Однако хороший ночной дайв - не такое уж частое явление, даже если ты профи от дайвинга и по пол-года живёшь у тёплого моря. Дело в том, что нырять одному здесь не принято, а точнее запрещено. Хоть я и инструктор с большим опытом, но просто боюсь подвести дайвцентр у которого беру баллоны, т.к. на дайвсайтах теперь часто бывают проверяющие инспекторы. Вычислив «незаконного» соло-дайвера, они от избыточного усердия такую истерику устроят, что и дайвцентр прикрыть могут, особенно если он не арабский – только дай повод.
Нырять и фотографировать ночью напару со своими гостями-дайверами тоже удаётся не так уж часто - тут нужны опытные, самодостаточные люди, иначе им приходится уделять всё внимание и тут уже не до фотоохоты получается. К тому же далеко не каждый клиент подписывается на ночной дайв - многие их откровенно боятся.
Бывает, что я просто заказываю себе в дайвцентре сопровождающего дайвмастера (которого сам же недавно обучал), официально всё оплачиваю и прошу его во время дайва висеть в синьке где-нибудь поодаль и не мешать. Однако мёрзнут они в эдаком малоподвижном режиме, да и материально такая развлекуха для инструктора накладна.
Есть другой вариант – «сесть на хвост» группе от дайвцентра и под водой по договорённости сразу же оторваться от них, заняться своим делом. В последнее время я всё чаще прибегаю к такому методу, но и тут имеется куча всяких «НО».
Во-первых не каждый гид согласится на такую «договорённость». Формально он отвечает за безопасность всей группы и не должен допускать случая, когда кто-то, пусть и достаточно опытный, выпадает из поля его зрения.
Во-вторых ночная нырялка с группой от дайвцентра - это всегда дикая спешка. После пяти рабочий день для пацанов закончен и всем хочется по-домам. А если сегодня такая головная боль как ночой дайв, то надо дожидаться возвращения группы – принять баллоны, снарягу, дать людям переодеться, развести по отелям. Потому всё проходит в режиме «давай,давай – быстрей,быстрей !» От этой спешки у народа сбивается дыхание и они и под водой расслабиться не успевают, жрут воздух как паравозы. Да и сами дайвы делаются короткими 30-40 минут – особо не по-фоткаешь.
Сегодня у меня был свободный день и пришлось съездить по делам через горы из Дахаба в Шарм. Вернувшись обратно, успел ещё и на ночную нырялку – группу англичан от дайвцентра купали на Лайтхаусе. Место в машине нашлось и для меня. Снарягу (для скорости) надумали собирать прямо в дайвцентре. Там же одели и костюмы и в таком виде поехали к берегу. Всё бы ничего, но вот на обратном пути сидеть в кабине в мокром гидрике как-то глупо, да и противно получается (в кузове уже нельзя – местная полиция пытается в Дахабе «европейские» правила вводить).
Кстати о европейцах. Умиляет их трепетная забота о собственном здоровье. Проводит гид-арабчёнок группе брифинг на берегу перед дайвом, что-то долго им рассказывает, объясняет. Я стою поодаль, стараясь не смущать коллегу, жду, когда можно будет согласовать время выхода из воды. Слышу, как упитанный англичанин у него спрашивает – «А можно мне ДОПОЛНИТЕЛЬНУЮ остановку безопасности отстоять на 3-х метрах?» Это помимо основной на пяти. Стало быть и всей гуппе придётся с ним на трёх метрах дополнительно развлекаться.
Вот тут я оценил терпение арабского гида – «Да, говорит, без проблем». Мне на его месте трудно было бы сдержаться – какая к чёрту «дополнительная остановка» после сорока минут ползанья на пятнадцати метрах (глубже местные ночью не водят). Тут и основная остановка – чистая формальность. Зачем??
Неподвижное световое пятно на коралловой стене во время ночного дайва обычно означает, что кто-то что-то нашёл и либо разглядывает, либо фоткает. Иногда бывает не лишним ему в этом «помочь». Однако если вокруг этого места собралась толпа, можно особо не спешить – наверняка так уже воду намутили, что снимать долго ещё нельзя будет. Вообще мастерством в дайвинге считается умение перемещаться в воде с минимальными усилиями и мгновенно неподвижно зависать в нужной точке и в нужном положении. К сожалению этот навык даётся лишь ценой длительной практики и новички, стараясь остановиться у заинтересовавшего их объекта, хаотично дрыгают руками и ногами, поднимая невообразимую муть и рискуя переломать кораллы поблизости. Я-то когда «охочусь», ноги выше горизонтали держу, почти вверх, что бы и муть не поднять и кораллы ластами не зацепить. Но тут, похоже, навык не шуточный нужен что бы неподвижно зависать вверх ногами.
Надо признать, что местные гиды порой даже чрезмерно трепетно относятся к «родным» коралловым садам. Типа «вы тут по-наехали на пару-тройку дней, кораллов нам по-переломали, а мы так скоро без куска хлеба окажемся – дайверам показывать нечего будет». Так что от излишней осторожности водят они группы метрах в пяти от рифа, где уже ничего ластами задеть нельзя, правда и разглядеть что-то интересное среди кораллов не удаётся. В итоге получается какая-то бессмысленная гонка за лидером в тёмной воде.
В том дайве я только успел НАЧАТЬ фоткать, как увидел фонари группы, возвращающейся вдоль коралловой стены. Была надежда, что группа чужая, ан нет, наша. Время на ночных рифах быстро летит. Пришлось уходить на берег вместе со всеми – не будут же они меня ждать. Но ночное море всегда подарит что-то неожиданное, необычное, интересное. Так было и сегодня – миниатюрный крабик морской лилии и огромная офиура. Смотрю на манометр – 150 бар. Сколько ещё можно бы поплавать, поснимать! Ну ладно, всё же лучше, чем ничего.
Вложения
IMG_7849 - Copy.JPG
Игорь Кот, инструктор PADI, SSI.

Аватара пользователя
snb
Активный участник
Сообщения: 1219
Зарегистрирован: 20-10-2006 16:08
Откуда: Московская область

#122 Сообщение Добавлено: 17-05-2018 11:38 Заголовок сообщения: Re: Творчество нашего посетителя IGOR KOT

Игорь, а Вы снова "в деле"?
Credo quia absurdum est.

Аватара пользователя
IGOR KOT
Активный участник
Сообщения: 2080
Зарегистрирован: 10-06-2004 13:17
Откуда: Jurmala, Latvia.
Контактная информация:

#123 Сообщение Добавлено: 30-06-2019 15:33 Заголовок сообщения: Re: Творчество нашего посетителя IGOR KOT

КРАБ-ПАУК

Январь 2009. Я всё ещё живу на юге Синая то в Шарме, то в бедуинском Дахабе, зарабатывая на жизнь в качестве инструктора-фрилансера по дайвингу. То провожу курсы с международной сертификацией PADI, то ныряю со своими бывшими учениками, которых обучил дома в летние месяцы. За окном моей квартирки шелестят запылённой листвой финиковые пальмы, плещется тёплое море, по утрам восходит над горами Саудовского берега «хроническое» солнце. Дождь в здешних краях бывает не каждый год и горы эти безжизненны, как лунный ландшафт. Однако в среднем один раз в пять лет тут случаются почти тропические ливни. Голые скалы гор не впитывают воду и она селевыми потоками проносится по прежде сухим руслам ущелий, размывая дороги и отрезая эти края от внешнего мира. Крыши здесь, как и во всём арабском мире, плоские, водостоков у здешних домов нет и дождь превращается в стихийное бедствие – вода заливает всё, оставляя людей не только без Интернета, но и без мобильной связи на несколько дней.
Однажды Интернет пропал тут и безо всякого дождя. Поговаривали, что где-то в Александрийском порту судно поднимало якорь и порвало интернет-кабель из Европы. Так это было или нет не знаю, но несколько дней Египет оставался без Интернета.
Сейчас стало модно называть жизнь, которую я вёл на Синае, дауншифтингом. Возможно и так – потребности человека порой полезно сводить к минимуму. Весь мой скарб тогда умещался в 20-и килограммовый чемодан и 10-и килограммовую сумку для ноутбука – весовые ограничения по багажу и ручной клади во время авиаперелётов. В чемодане исключительно дайверская снаряга – костюм, компенсатор, регулятор, фонарь, ласты, неопреновые маечки-поддёвки, маски и прочая дайверская мелочь. Фототехника для подводной съёмки у меня много места не занимала – старенький, давно снятый с производства Canon IXUS-75 в прозрачном водонепроницаемом боксе вполне умещался в кармане компенсатора плавучести. Бокс выдерживал погружения до 40 метров, чего мне для фотографии вполне хватало, а на более глубокие нырялки я его просто с собой не брал. Отсутствие дорогой и громоздкой аппаратуры меня тогда ничуть не напрягало – я искренне верил в то, что снимает не фотоаппарат, а фотограф. Ноутбуки в те времена были тяжёлые, так что доля остальных личных вещей и в ручной клади была не велика. Однако, как показала практика, этого минимума вещей было вполне достаточно для счастливой жизни у тёплого моря по 8 месяцев в году.
В те времена рост египетского самосознания уже достиг довольно высокого уровня и в дайвинге арабы упорно тянули одеяло на себя – каждый год издавались всё новые нормативные акты и даже законы, ограничивающие возможность работы на Красном море иностранных профессионалов – дайвмастеров и инструкторов. Даже владельцам иностранных дайвцентров затягивали гайки как могли. К примеру приняли закон о том, что дайвцентры должны быть непременно расположены на территории какого-либо отеля. Отели тут же подняли для них арендную плату за помещения до нескольких десятков тысячь долларов в месяц. Или вот другой пример из новопринятых законов – компрессорная станция дайвцентра для зарядки баллонов должна быть мощностью не менее указанной в законе, что намного выше средних потребностей. А ведь это сумасшедшие деньги!
Для европейцев заработки дайвмастера были просто смехотворны – 15 евро за дайв. То есть за час нахождения на глубине с не всегда адекватной публикой. Мне, к примеру, на ночной дайв однажды втихаря эпилептика «подсунули». Его фокусы под водой я тогда не понял, лишь в дайвцентре менеджер признался, что «клиент не вполне здоров». Работа и вредная и опасная. Много моих коллег остались в море навсегда. Заниматься этим ремеслом ради денег никому и в голову не придёт, работают тут лишь люди, «пожизненно» влюблённые в море. Другое дело для местных – в те годы минимальная зарплата в Египте составляла 85 долларов в месяц. Соответственно большинство работников получало именно эти деньги и зарабатывать всего за час 15 евро для многих было просто несбыточной мечтой. Потому нам, чужакам, рабочие визы никогда не выдавали, а без них работать инструктором вроде как и нельзя. Типа нечего у египтян хлеб отбивать. Если прежде на это местная администрация и полиция что называется закрывала глаза, то со временем отсутствие рабочей визы стало главным предлогом отказов в получении ежегодно возобнавляемых карточек CDWS, подтверждавших професиональную пригодность профи-дайверов в Египте. А без этой карточки ты там уже не профи от дайвинга, а обычный турист-дайвер. Кстати и простую туристическую визу продлить за семь лет работы в Египте мне ни разу не удалось. «Истинным» европейцам её продлевали моментально, а в отношении всех выходцев из бывшего Союза существовало негласное указание – в продлении виз не отказывать, но и не продлевать. В результате местная «секретная» полиция над нами просто издевалась – гоняла по визовым отделам, собеседованиям, тянула время по 10 дней между каждыми визитами, а по истечении двух месяцев нам объявляли, что срок действия наших заявлений истёк и всё надо начинать сначала. Восток – дело тонкое.
Так вот и жили мы там на правах вечно виноватых нелегалов, которых в принципе мог департировать каждый встречный полицейский. В то же время общаться с полицией приходилось практически ежедневно – то при посадке на дайвбот в порту, то на блокпостах по дороге из Шарма в Дахаб и обратно. А ездить по этой дороге приходилось часто – мои гости-дайверы хотели и в заповеднике Рас-Мохаммед понырять, и на рифах пролива Тиран, куда ходили дайвботы из Шарма, ну и без Голубой Дыры и Каньёна в Дахабе нырялка на Синае не обходилась. Ещё лет двадцать назад Дахаб был забытым Богом бедуинским пальмовым оазисом на берегу моря. Потом его облюбовали хиппи, которых после открытия Голубой Дыры «вытиснили» дайверы. Так что ездить туда-сюда на нырялки приходилось с каждой новой группой. Шоссе длинною почти в сто километров между Шармом и Дахабом идёт через горный перевал и звали мы его Дорогой Смерти – больно уж много машин и автобусов валялось на его обочине. Дорога широкая, асфальт идеальный, но не знающие меры крутые арабские парни так на ней гоняют, порой при этом засыпая, что добром это не кончается. Один из моих клиентов тоже угодил в аварию с уснувшим водилой и мне стоило неимоверных усилий выцарапать его паспорт из местного отдела полиции, а его самого из дахабского госпиталя и отправить в Москву ближайшим чартером, где ему сделали четыре операции на ногах, хотя местные медики-рентгенологи уверяли, что «переломов у него нет, но гипс всё же наложим». Однако это отдельная история.
При таких поездках в Шарм и обратно в одном направлении приходилось «преодолевать» три полицейских блокпоста, на каждом из которых предъявлять не в меру загоревшим ребятам с автоматами Калашникова паспорт с просроченной на пол-года туристической визой. Как правило, улаживать переговоры с полицией брались местные водилы микроавтобусов, которых я нанимал для таких поездок. Нередко они владели небольшим частным автопарком для извоза туристов то на экскурсии, то на дайвинг и были довольно известными местными авторитетами. С полицией у них имелись то знакомства, то родственные связи, то какие-то ещё отношения, в суть которых я не вдавался. Надо признать, что никаких денежных взяток полиция тогда, ещё при Мубараке, не брала – в крайнем случае бутилированной водой, бутербродами или карточками предоплаты мобильных операторов. Главное было не нарваться на блок-постах на проверяющее начальство. Чиноподчинение на Востоке развито до последней крайности и в присутствии Начальника любой полицейский становится «правильным» до тошноты. Но о таких проверках мои водилы обычно знали заранее и в эти дни мы старались отправиться в дорогу что называется «ни-свет-ни-заря», когда уважающее себя начальство ещё спит.
И всё же в те времена отсутствие какой-либо визы что называется «сходило нам с рук». Хотя пару раз, ещё в 2003 и 2004 годах я специально ради продления визы брал экскурсию в Иорданию, в Петру – на обратном пути оттуда первое время вклеивали в паспорт новую месячную визу по случаю очередного пересечения границы Египта. Но со временем и эту лазейку нам перекрыли – в Египет впускали с просроченной визой, но новую визу не давали. Вообще Восток и впрямь дело тонкое.
Не имя в паспорте продлённой визы, главное было нигде не «засветиться» - не вляпаться в какую-нибудь скандальную историю. Однажды мне, однако, не удалось этого избежать, хотя в итоге всё обошлось. Тогда я выходил в море со своими дайверами что называется по шерингу с одним из польских дайвцентров Шарма. Они арендовали хороший бот и меня всё устраивало. И вот однажды в конце дня, уходя в порт, ребята забыли нас в море – не подобрали после дайва. Сколько мы ни кричали, ни махали руками, ни крякали дайверскими пневматическими крякалками – всё было напрасно, про нас начисто забыли. Забыли и ушли. Вспомнили лишь в порту, когда в салоне остались не забранными наши вещи. Надо возвращаться за нами, но без разрешения портовой полиции повторный выход в море невозможен. С нами-то тогда ничего не случилось – мы выбрались на берег и на высокой скале ждали, когда вернётся бот. Но замять эту историю не удалось и я таким образом «засветился». Дайвцентру указали на невозможность далее со мной сотрудничать. Вот интересно – меня с моим дайвером бросили в море и я же ещё виноватым оказался. По иронии судьбы, когда меня пару лет назад у стен Рас-Мохаммеда забыл дайвбот от русского дайвцентра, именно эти поляки нас тогда подобрали. В тот раз мы долго с воды махали руками проходящим мимо ботам, но нам отдыхающие с их борта лишь отвечали таким же «приветствием», а течение упорно тащило мою группу в море. В итоге и на сей раз всё в общем-то обошлось, но польский дайвцентр по шерингу дайвбота пришлось сменить.
Для ныряющей публики египетская зима носит весьма условное значение, так как даже в самый холодный месяц февраль температура воды в Красном море редко падает ниже 22 градусов. Но всё же порой задувают довольно холодные ветра, что портит жизнь любителям позагорать и как ни крути, но после окончания российских новогодних праздников, то есть с 11 января, здесь начинался Низкий Сезон. Для местных дайвцентров и для нас, инструкторов-фрилансеров, наступали скучные дни – можно было неделями сидеть без работы или возить на дайвботах по два-три дайвера в день. А когда в Исландии ещё и вулкан с непроизносимым названием бабахнул, все перелёты в Европе притормозились и жить инструкторам-фрилансерам стало совсем тоскливо.
А однажды в декабре и акулы крупно подгадили – покусали в Шарме туристку и работника отеля египтянина. Бедняга так и умер на пляже от потери крови – во всех этих «шикарных» местных отелях нет даже медпунктов и никакой медперсонал вообще по штату не предусмотрен. В случае чего вызывают частного врача из города, однако вот он не всегда вовремя поспевает. Правда акул тогда что называется спровоцировали, но это другая история.
В СМИ началась истерика. Малахов демонстрировал фейковое видео, в котором акула скакала прямо по пляжу. На самом деле где-то в Южной Америке отдыхающие развлекались тем, что ловили с берега на спиннинг маленьких акул. Вот они и прыгали по песку на леске. Парень явно перестарался, нагоняя ажиотаж в эфире – с его подачи народ и впрямь лететь на отдых в Египет забоялся, что здорово ударило по карману владельцам отелей и дайвцентров, ну и конечно нам, инструкторам-фрилансерам. Сильно мы тогда на него обиделись. Отдыхающим в Шарме вообще запретили в воду заходить. Понтоны для купания в отелях перегородили красно-белыми лентами полицейского ограждения. Дайвботы тоскливо стояли на приколе в порту Травко. Европа опасливо грызла ногти на берегу – в море на нырялку выходили тогда только «безбашенные» русские и польские дайвцентры. Ко мне как раз в дни этого «акульего кризиса» прилетела группа из Питера – ничего, отнырялись без паники. Зато весь пролив Тиран тогда был пуст – никакой толкотни дайвботов у рифов, тишь да гладь. Ходила с нами в те дни на боте русская девочка-дайвмастер, в качестве гида от дайвцентра водила группы дайверов под водой. Работала как обычно – тихо, спокойно, без пафоса. Героя из себя не строила, а ведь и «крутые мачо» в те дни к воде подходить боялись из-за акул.
Хоть дайвинг для профи – это работа, всё же сидеть по-долгу на берегу в «низкий сезон» было просто обидно, что называется «жабры сохли». Слоняешься вечером под пальмами вдоль прибоя по набережной Дахаба, смотришь на игру волн на лунной дорожке и представляешь себе, как здорово сейчас там, в глубине, на ночном рифе, как переливается в лунном свете подобно светящейся ртути поверхность воды над головой, как много шикарнейших фоток можно сделать за одну ночную нырялку и уже готов сам заплатить за дайвинг, лишь бы лишний раз упасть в чёрный космос ночного моря. И таки да, платить доводилось. Не так дорого, как обычным туристам, но всё же приходилось. Дело в том, что в дайвинге существует правило – одному на погружения не ходить. Ну хотя бы потому, что бы не было таких случаев, что человек в одиночку ушёл под воду и пропал. Так что и нам, профи от дайвинга, приходилось хоть кого-то, но с собой брать, иначе дайвцентр просто не даст баллон с воздухом. Хорошо, когда есть клиент, которого надо «купать», а если нет – бери и оплачивай официального гида от дайвцентра. А жили мы у любимого Красного моря тогда совсем не богато и деньги приходилось ой как считать! Спасала лишь египетская дешевизна, которая со временем тоже закончилась.
Так вот однажды в январе, от безделия в сотый раз перелистывая атлас-путеводитель по дайвсайтам Синая, я обратил внимание, что во всей моей фотоколлекции нет снимка краба-паука. Мало того, что нет, так я его ещё ни разу и не видел. Козявка эта небольшая, размером всего в пару-тойку сантиметров и выходит она из укрытий на рифе только по ночам, но вот почему-то не попадалась мне на глаза до сих пор. Словом стыдно мне стало в очередной раз, что сижу я у тёплого моря без нырялки в низкий сезон иной раз дней по десять, в то время как «нормальные люди» путёвки покупают ради того, что бы хоть недельку понежиться в солёной водичке с загубником в зубах. Зашёл я в знакомый арабский дайвцентр, что напротив моего бедуинского отельчика и заказал на вечер ночную нырялку. Штатный гид-дайвмастер, видимо по случаю LOW SEASON, куда-то в родную деревню подался, так что ради меня вызвонили мою коллегу австралийку Ани, как и я фриланствующую в Дахабе не первый год. Сегодня вечером я вроде как её клиент. Ани девушка правильная (видать оттого до сих пор и не замужем) – решила и брифинг со мной, инструктором, провести, всё как положено. В конце брифинга спрашивает – какую живность я хотел бы увидеть в этом погружении. Я и говорю ей – краба-паука. По реакции Ани я понял, что о таком крабе она не слышала. Нет проблем, Ани, я сам поищу то, что мне захочется сфоткать, ты главное виси в синьке поодаль, не мути воду и не распугивай ночных обитателей у меня перед объективом. И вот что ещё – оденься по-теплее, я могу целый час высматривать всяко-разных букашек на 25-и метрах ночного рифа и ты просто замёрзнешь от неподвижности.
Мне повезло, что в тот вечер был прилив. В Дахабе разница в уровне моря между приливом и отливом составляет не больше одного метра. Приливная волна, пробегая от океана по узкому коридору Красного моря, вызывает в нём продольные течения вдоль берега – при приливе на север, при отливе на юг. Много воды вобрать в себя то море не успевает – проход в океан узкий и мелководный, в некоторые геологические эпохи даже пересыхавший. Вот оттого и не высокий прилив в тех краях. Но дело в том, что в Дахабе вдоль берега идёт рифовое мелководье, так называемая столовая часть рифа шириной метров сто. При отливе на нём так мелко, что отдельные коралловые кусты могут торчать на поверхности. Плыть по такому мелководью с баллоном на спине, значит и костюм себе изорвать и кораллы по-переломать. О том что бы пешком от берега до глубины добираться и речи нет – нельзя риф вытаптывать. Вот и получается, что в отлив где попало в воду не войдёшь – только там, где есть песчаная бухта или разрыв в рифе. А напротив моего дайвцентра его нет, значит нырялка тут только в прилив – в другое время надо брать джип и ехать на другие дайвсайты. Это уже и хлопотней и дороже.
Ну так вот насчёт краба-паука. Нашёл я его в тот вечер достаточно быстро, надо было просто по-внимательней к рифу приглядываться. Фонарь Ани уныло светил поодаль в синьке и она явно недоумевала, что это этот «крейзи-рашен» так долго возится с фотиком у рифовой вершинки, на которой НИЧЕГО НЕТ. Надо признаться, что в Шарме, да кое-где и в Дахабе у меня были «знакомые» дайвцентры, позволявшие-таки мне ходить на ночную фотоохоту в одиночку. Это бывал просто праздник! Тогда я брал большой 15-литровый баллон и сидел в воде по полтора часа, чем однажды здорово перепугал девушку-каунтера дайвцентра на Лайтхаусе. Бедняжка уже собиралась сообщать в полицию о пропаже дайвера (что для дайвцентра явилось бы причиной закрытия) и была до слёз рада моему возвращению. Виноват, чуть было не подвёл девушку, не предупредил о своей «долгоиграющей» нырялке. Профи мало едят воздуха и могут сидеть под водой почти вдвое дольше «нормальных» людей. Но на сей раз долго мучать-морозить девушку я не стал и уже минут через 45 мы с чувством выполненного долга, сбросив баллоны и грузовые пояса, стаскивали с себя мокрый неопрен, прячась от январского ветра в лунной тени за стеной дайвцентра. Над нами висел Млечный Путь и все те звёзды, которых мы сейчас лишены в обмен на удобства городской жизни. На прощанье я торжественно вручил коллеге стофунтовую египетскую купюру (по тем временам чуть более 15 долларов). Не мёрзнуть же ей забесплатно в ночном зимнем море почти час. Такая вот у неё, однако, была работа. Впрочем и у меня тоже.
Игорь Кот, инструктор PADI, SSI.

Ответить